«Из России с любовью» – заморские кредиты Виктора Морозова

В деле ОПС Виктора Морозова еще много белых пятен, которые предстоит тщательно изучить следствию. Одно из них – 208 миллионов долларов, полученных кипрским блоком ОПС в виде кредита от… государственного Внешэконобанка Российской федерации. Бывший Государственный Специализированный Банк — Банк Внешнеэкономической Деятельности СССР, а теперь некий национальный институт развития, российская государственная корпорация не выдает деньги просто так и абы кому. Эта Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)» специализируется исключительно на привилегированных и проверенных клиентов. Интересно, чем их так очаровал руководитель ОПС Виктор Морозов. Да так очаровал, что ему был выдан невозвратный кредит на сущую, по меркам ВЭБ, безделицу — 208.050.125,00 долларов США. Нет сомнений, что тогдашний председатель ВЭБ, Владимир Александорович Дмитриев, мог и не знать о таких мелочах — банк выдавал кредиты миллиардами долларов. Однако ко-то в кредитном комитете банка этот кредит оформил, протащил, утвердил и выдал. Надо ли говорить, что этот кредит так никогда и не вернулся обратно в банк с прибылью?

В структуре ОПС Морозова кипрский блок занимал особое место. Это были не только ворота в мир «большого обнала», но и карманный кошелек для выкачивания средств из проектов преступной группировки, в частности таких как «угольные дела», афера Sky Way и некоторых других. Однако одним из занятий Виктора Морозова была и специфическая услуга — предоставление «российским друзьям» зарубежной инфраструктуры для вывода средств за рубеж.  Конечно, по фиктивным основаниям.

Капитализация бюджета РФ государственными чиновниками велась в несколько этапов. Наиболее крайним из них, с 2002 по 2014 года была особая форма воровства. Это были так называемые «невозвратные кредиты». Под работающее предприятие, крупным государственным банком, выделялся кредит. Для этого само предприятие производило т.н. «рисованную отчетность», где все финансовые показатели стремились в небеса. Часто предприятие совсем не желало этих денег, однако его «кураторы» из силовых структур принуждали руководство к подписанию документов. Кредит мгновенно выводился со счетов предприятия за рубеж, в расходную часть баланса. Далее предприятие оставалось с неподъемной кредитной нагрузкой, существовало под ней около 2-3 лет, чтобы все «забылось» и напарывалось на банкротство – как благодарность от «друзей в погонах». Часто владельцам предприятия оставался некий процент от таких займов, еще чаще сами владельцы предприятий выступали основными игроками в таких аферах. Это была т.н. «квазикапитализация по-русски».

Продать завод или фабрику всегда сложно, ее покупатели будут отжимать ценник до предела. А взять 3-4 крупных кредита, перекрывающих, своими суммами, весь баланс компании – вполне реально. По большому счету в этом процессе сходились интересы и владельцев крупного бизнеса, криминальных банкиров (часто из госбанков!), а также их «силовых» кураторов – вместе они организовывали получение крупного кредита, его вывод и распределение. Дальше, если получалось, принимались обрабатывать следующую цель.

Правда на этапе распределения владельцев предприятия, как самую ненужную часть схемы, обычно, «кидали» силовики. И они оставались у разбитого корыта. А на горизонте – банкротство через 2-3 года, а с 2017 года еще и субсидиарная ответственность. Однако, стоит признать – все крупные банкротства такого рода уже отгремели. Практически все они успели до введения ужесточающих поправок в профильный 127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и на субсидиарную ответственность, после 01.09.2017 года, выходят уже совсем неудачливые бизнесмены.

По аналогичному сценарию, судя по всему, действовал и Виктор Морозов сотоварищи. Кредит был выдан по сложной схеме – прямо от ВЭБа да и сразу кипрской компании FIDUTRUST MANAGEMENT LIMITED. Владение этой организацией осуществляла FIDUSERVE MANAGEMENT LIMITED  и, следовательно, Виктор Морозов. Разумеется, кипрские дропы, которые представляли собой номинальное руководство компании и ничем не занимались кроме подписи «по команде» – не в счет.  Обеспечением по кредиту выступают… 1000 акций FREΕGAIN TRADING LIMITED, на 100% принадлежащей FIDUTRUST MANAGEMENT. Учитывая уставной капитал в 1700 евро, разделенном на 1000 акций — компания получает 208 миллионов долларов всего за 1700 евро «уставняка». Прекрасная сделка. В свою очередь FREΕGAIN TRADING LIMITED также ручается перед банком… своими 4мя обыкновенными акциями (номер: 0246-0249), подтверждающими владение части GORLANE BUSINESS INC на Британских Виргинских остовах. Причем, на балансе этих компаний более ничего нет – они пустые.

В результате вырисовывается картина кредитного договора на совсем невыгодных для ВЭБа условиях.  ВЭБ, который значится в документах как BANK FOR DEVELOPMENT AND FOREIGN ECONOMIC AFFAIRS VNESHECONOMBANK, AKADEMIKA SAKHAROVA PROSPEKT 9 MOSCOW, GSP-6, 107996 RUSSIAN FEDERATION — выдает кипрской компании ОПС Виктора Морозова, FIDUTRUST MANAGEMENT LIMITED, под залог 1000 акций  FREΕGAIN TRADING LIMITED и 4 акций GORLANE BUSINESS INC кредит в размере 208.050.125,00 долларов США. По соглашению есть поручитель — компания FREΕGAIN TRADING LIMITED. Более крутого «жесткача» и представить себе невозможно. Дата выдачи кредита – 12.12.2012 года. О возвращении этих средств ничего не известно, обременение компаний висит в кипрском реестре и по сей день.

С 2014 года в ВЭБ произошли кардинальные изменения. Так, например государству стало понятно, что старая бизнес-модель перестала быть эффективной. С июля 2014 года Внешэкономбанк находится под секторальными санкциями Соединённых Штатов и Европейского союза, введёнными в связи с эскалацией вооруженного конфликта на востоке Украины. Потеря возможности рефинансировать долги перед иностранными кредиторами в совокупности с проблемными кредитами и необходимостью резервировать средства под их обеспечение стали предпосылками смены руководства Внешэкономбанка в феврале 2016 года. Тогда на место Владимира Дмитриева, руководившего компанией на протяжении 12 лет, пришел бывший заместитель председателя правления Сбербанка России Сергей Горьков. Новая команда менеджмента во главе с Сергеем Горьковым была сформирована с целью реформирования Внешэкономбанка и преодоления кризисной ситуации (в середине 2015 года объем убытков банка оценивался в 1,5 трлн. рублей).

208 миллионов долларов — не те деньги, чтобы топ-менеджмент ВЭБ стал пристально расследовать этот случай. Но нет сомнений, что дойдет дело и до Виктора Морозова. Это не единичный транш, это система. В материале, рассматривавшем кипрский блок Виктора Морозова более подробно рассказывалось, что GORLANE BUSINESS INC на Британских Виргинских остовах — компания, которая прочно ассоциируется с обналом огромных сумм в иностранной валюте. Именно невозвратные кредиты государственных банков, выведенные за рубеж, были тем огромным денежным потоком российского происхождения, за которые сейчас идет жесточайшая борьба в судах Лондона. Правительство Великобритании достаточно планомерно проводит аресты российских активов и всех лиц, связанных с ними, достаточно жестко допрашивают на предмет доказательств легальности происхождения денег, переведенных на территорию Великобритании и стран Евросоюза. Не отстают в этом и французские власти — российским олигархам стало тесно что на берегах Сены, что на берегах Темзы. Тесно от очень четких вопросов британских лордов и французских герцогов, которые никогда не упустят своего шанса поживиться туземными деньгами, привезенными из стран третьего мира в древние столицы мировых империй 18-19 веков.

Невозвратный кредит ВЭБ только часть денежного потока, обслуженного Виктором Морозовым. Предоставление инфраструктуры для вывода средств за государственные границы РФ — классическая деятельность обнальщиков. Но такие вещи можно сделать исключительно «для своих». Все делается по знакомству, учитывая общее прошлое, в т.ч. проведенное в силовых структурах. Судя по масштабу, Виктор Морозов обслуживал денежный поток на уровне губернатора края или заместителя министра Правительства РФ. Это те государственные деньги, которые под видом кредитов государственных банков выдавались предприятиям на определенной территории или по профилю определенного министерства. Не секрет что все губернаторы рассматривают предприятия на «своей земле» как своих данников, призванных платить им ренту. И невозвратные кредиты, «сжигающие» такие предприятия рассматриваются как обычное дело. Больше того, владельцы многих таких компаний поначалу заинтересованы в помощи влиятельного сюзерена — не подозревая того, что после получения и вывода, силами Виктора Морозова, миллионов долларов зарубеж — они лично будут обвинены в их растрате а государственный банк, через 2-3 года, начнет жесткую персональной атаку после проведения банкротства предприятия. Многие предприниматели давали и личные поручительства по таким кредитам. А государственные чиновники — не давали ничего, оставаясь в тени. Ни улик, ни доказательной базы, только записи в иностранных реестрах напротив подозрительных компаний. Но кто ищет эти записи? Кто вообще знает об иностранных реестрах на территории РФ? Этим и пользуется Виктор Морозов сотоварищи.

Вернется ли кредит 208 миллионов долларов в ВЭБ? Маловероятно. Будет ли привлечен к ответственности Виктор Морозов? А вот это обязательно случится. За счет остатков его капитала следствие сможет возместить часть потерь государственного банка. Будут ли выявлены все фигуранты этой преступной схемы? Да, если они не вошли в новое правительство Российской Федерации. Потерявшие свой пост чиновники становятся беззащитны, а выезд на постоянное место жительства в иностранные государства большинству теперь заказан. Все чаще иностранные банкиры, ранее лучшие друзья своих «туземных клиентов», коими в свободном мире считаются все из России, стали требовать отчет о происхождении богатств своих клиентов. И наследством бабушки или выигрышем в лотерею это больше не объяснить. Впрочем, не объяснить это и деловыми успехами супруги – что такое конфликт интересов за рубежом известно прекрасно. Все они останутся в России и правоохранительным органам не придется прилагать особого труда для поиска и наказания виновных. Достаточно начать с Виктора Морозова. Есть все основания предполагать, что он все расскажет.