Как «накололи» Сбербанк с помощью угля

В 2004 году формируется вторая головная структура обеспечения ОПС Морозова — ООО «Интерсервис» (ИНН 7736508501, Москва, торговля оптовая за вознаграждение или на договорной основе), на которую в дальнейшем будут зарегистрирована «группа обеспечения». Директор организации — лично Морозов Виктор Васильевич, причем выполняет он эти нелегкие обязанности до 2014года. Компания не показывает выручку, а расходы числятся нулевыми.

В качестве развития своего угольного бизнеса, г-н Морозов принимает решение об участии в создании ЗАО «Производственное объединение «Шолоховское» (ИНН 6155054585, 01.11.2004, Ростовская обл. г Шахты, аренда и управление собственным или арендованным недвижимым имуществом), на базе советского горно-обогатительного комбината. Предприятие оформляется в Ростовской области в городе Шахты – традиционном месте добычи каменного угля. Виктору Морозову подконтрольно 5% акций указанного предприятия, остальное контролирует украинская сторона в лице ООО «Торговый Дом Запорожсталь» (Украина), 51% и ООО «Шахтостроймонтаж» (Украина) 29%. Кроме того в проекте занято 2 физических лица — Генералов Леонид Николаевич, 7,5% и Михалев Александр Александрович, 7,5%. Но это только формальность ибо г-н Морозов контролирует процесс назначения генерального директора компании.

С даты своего формирования в 2004 году, данное предприятие будет действовать десять последующих лет. Директор предприятия с 2007 Грушко Дмитрий Иванович.  Выручка предприятия в 2006г 775млн. руб., 2007г – 95 млн. руб., 2008 – 195 млн. руб., 2009 – 76 млн. руб., 2010 – 85 млн. руб., 2011 – 96 млн. руб., 2012 – 87 млн. руб., 2013 – 78 млн. руб., 2014 – 19млн.руб, 2015 – 2 млн.руб.

С момента своего рождения, ЗАО «ПО Шолоховское» будет переживать два основных этапа жизнедеятельности и первый из них – «сжигание».

Процесс «сжигания» – это распространенная практика на российском рынке. Типичная схема – получение контроля над производственным предприятием, создание демонстрационной отчетности путем ее фальсификации и получение невозвратного кредита на «экономически стабильно функционирующее предприятие» с помощью отката руководству коммерческого банка (часть – с государственным участием). Основание для подобных кредитов – чаще всего пополнение оборотных средств, «инвестиционная программа», закупка нового оборудования и т.д.  На условиях коррупционного сговора, крупный банк (Сбербанк, РСХБ или ВТБ, ВЭБ) выдает значительный кредит подобным предприятиям, чаще всего под залог значительно переоцененных основных средств и/или продукции. Кредит выдается на длительный период, что позволяет расхищать его в скрытом режиме. «Кураторство» выделения кредита может осуществлять государственный чиновник областного или федерального уровня. Для кредитов до 2 млрд. руб. – это уровень губернаторской группы. Для всех кредитов свыше данной суммы – уровень федерального правительства.

Предприятие принимает этот кредит и выводит его в распоряжение контролирующих лиц. В дальнейшем предприятие продолжает функционировать, но через 1-2 года перестает обслуживать кредит по «объективным экономическим основаниям» (эти деньги организации просто не достаются с самого начала) и, в дальнейшем, подвергается атаке со стороны банка. После того как должник перестает даже делать вид что платит по долгам, государственный банк-кредитор вынужден, по инструкции, демонстрировать активность. Как правило, региональные подразделения госбанков стремятся найти «инвестора» для реструктуризации указанного кредита и, в дальнейшем, банкротства – с целью полного, законного списания денежных средств со своего баланса и разблокировки резервов. Возврат таких кредитов не предполагается с самого начала (откат может составлять до 20-30% суммы кредита), а любые «инвесторы» нужны только с целью прикрытия указанной операции выдачи средств и далее ее купирования, ликвидации.

Отметим, что ЗАО «ПО Шолоховское» — центральный актив группы компаний по добыче и обогащению каменного угля высокой энергетической ценности. В составе компании земельные участки под жд-путями, автогараж, локомотивное депо, насосные станции, производственные объекты и промышленное оборудование. Кроме того, необходимо отметить, что кроме центрального производственного актива ЗАО «ПО «Шолоховское» в группу компаний входили ООО «Центральная обогатительная фабрика «Шолоховская», ООО «Погрузочно-транспортное управление «Шолоховское» и ООО «Торговый дом «Шолоховский».

Проектная мощность фабрики по переработке горной массы — 1,2 млн. тонн в год, метод обогащения — гидравлическая осадка. Фабрика может работать на всех марках углей и производить концентрат различных размеров. В России таких фабрик всего две — „Шолоховская“ и „Беловская“. В свое время украинский меткомбинат «Запорожсталь» приобретал активы в Ростовской области для обеспечения доменным коксом своего металлургического производства. В 2005 году он инвестировал более 300 млн. руб. в модернизацию обогатительной фабрики «Шолоховская», а в 2006 году его дочернее предприятие — «Ростовская угольная компания» — победило в аукционе на право пользования недрами участка «Быстрянский 1–2». Планировалось, что новая шахта проектной мощностью 750 тыс. т горной массы (более 500 тыс. т коксующегося угля) в год будет обеспечивать ЦОФ сырьем. Ее ввод в эксплуатацию был намечен на 2011 год, затем был сдвинут на 2014 год. Изначальный объем инвестиций в шахту заявлялся на уровне 4 млрд. руб., позже из-за сложных горно-геологических условий освоения был скорректирован до 9,1 млрд. руб., а затем и до 11,9 млрд. руб. До конца он так и не был выполнен.

Отметим, что  момента своего рождения в виде квази-капиталистической структуры, на базе советского монстра, ЗАО «ПО Шолоховское» успешно действовало до 2007 года. Как часть более глобальной системы, с участием украинской стороны, предприятие имело падение годовой выручки с 533 млн. руб. — 700млн. руб. в 2006-2007гг.  до 100 и далее до 80-90 млн. руб. начиная с 2009 года. Причины падения, не считая экономических – «перевеска» финансовых потоков на параллельные предприятия. То есть производственное предприятие передавало продукцию по низкой цене сторонним «торговым домам», оставляя у себя на балансе все производственные расходы. В тот же момент начинает расти графа баланса «нераспределенная прибыль», которая составляла 130-150 млн. руб. Обычно тут отображаются скрытые от государственного контроля фактические убытки, которые не показывают властям и не вовлеченным в процесс акционерам. Эта ситуация продолжается вплоть до 2013 года. В тот год было принято принципиальное для предприятия решение – его будут «сжигать». Основным инициатором процесса выступил фактический владелец ЗАО «ПО Шолоховское» Виктор Морозов.

В течение 2013 года шли переговоры с представителями различных государственных банков. И вот, к 2014 году была достигнута договоренность с наиболее крупным потенциальным кредитором – ПАО Сбербанк, в лице своего регионального банка. Кредит, в размере 3.8 млрд. руб., якобы на строительство шахты «Быстрянская 1–2», был предоставлен Сбербанком в начале 2014 года. Поручителями по кредиту выступили центральная обогатительная фабрика «Шолоховская», ПО «Шолоховское», ТД «Шолоховский» и «Запорожсталь». Как обычно, активы, с помощью взяток, были оценены по завышенной стоимости, а отчетность была скорректирована в положительную сторону.

А уже по итогам 2014 года происходит два существенных события. Первое – ЗАО «ПО Шолоховское», в течение года, получает кредит 3.7 млрд. руб. и, одновременно, выводит его в расходы. Второе – следующим шагом, в отношении ЗАО «ПО Шолоховское»  вводится процедура наблюдения, решение о чем принято 20.08.2014г. по иску некоего ООО «РосТех-Маркет» (6155058438, 13.04.2010, торговля оптовая непродовольственными потребительскими товарами) и долгу в сумме всего-то 235 тыс. руб. Учитывая мощность Шолоховской, несоответствие долга экономической реальности (его легко можно было оплатить), наличие просуженности долга (это 3 месяца судов – все должны были об этом знать), и нежелание заключить мировое соглашение (а его все еще можно было заключить просто заплатив долг после проигрыша) данное банкротство было заказным, введено собственниками предприятия которые преследовали цель – прикрытие хищения кредита.

Для ОПС Морозова участие в данном предприятии еще в 2004г, вероятно, было необходимо с т.з. переработки своей собственной продукции от своих карьеров. В дальнейшем, при подключении украинской стороны к разработке угольного месторождения Быстрянская 1-2 был сформирован т.н. «инвестиционный проект», который и профинансировал Сбербанк на 3.8 млрд. руб. Украинская сторона, в лице ООО «Торговый Дом Запорожсталь» (Украина) и ООО «Шахтостроймонтаж» (Украина) изначально была собственником предприятия и участвовала в производственной деятельности, видела и понимала логику снижения выручки предприятия. Вполне возможно, именно поэтому, еще в 2007 году мажоритарный акционер — ООО «Торговый Дом Запорожсталь» (Украина) , 51% , ЕГРПОУ 30757127 была ликвидирована в 2007 г. Не известно кто же осуществлял правопреемство данной компании.  Ее основными акционерами являлись ООО «МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР» (ЕГРПОУ учредителя: 25201389), предприятие с иностранными инвестициями в форме ООО «КИЕВ СЕКЮРИТИЗ ГРУП» (ЕГРПОУ учредителя: 25590014), ООО «ГАЛС-ИНВЕСТ» (код ЕГРПОУ учредителя: 32638518), ООО «Запорожсталь — РС» (Код ЕГРПОУ учредителя: 31260550). Разумно предполагать, что преемственность обязательств ООО «Торговый Дом Запорожсталь» пропорционально разделяют на себя все основные акционеры данного предприятия. Однако, более реалистичным представляется следующий вариант – украинская сторона фактически и юридически отошла от управления и владения ЗАО «ПО Шолоховское» (или, скорее, было выбито оттуда силовым путем), оставив его Виктору Морозову. Второй акционер — ООО «Шахтостроймонтаж» (Украина), владелец 29% долей ЗАО ПО «Шолоховское» — по материалам регистра Министерства Юстиции Украины не установлен. Однако, вполне разумно предполагать его аналогичную ликвидацию учредителями. Именно в 2007 году юридические 20% акций ЗАО «ПО Шолоховское»  Виктора Морозова с товарищами превратились в фактические 100%. В этой связи, фактическим владельцем и контролирующим лицом ЗАО «ПО Шолоховское» в период 2007-2017гг являлся Виктор Морозов. Именно он несет ответственность за получение и хищение кредита ПАО Сбербанк в размере 3.8 млрд. руб.

Именно на рубеже 2015 года, ЗАО «ПО Шолоховское»  прекратило свое существование в предыдущем состоянии. Ответственным за уничтожение предприятия является лично Виктор Морозов – организатор и контролирующее лицо. Основные соучастники Виктора Морозова — Михалев Александр Александрович (7,5%), Генералов Леонид Николаевич (7,5%), директор предприятия Грушко Дмитрий Иванович (ИНН 615505110624), которые и осуществили фиктивное банкротство на предприятии, заранее похитив кредиты госбанка. Процедура же была продумана до мелочей. Основные этапы были пройдены великолепно. Добычей преступников стали:

      — кредит ПАО Сбербанк в размере 3.6 млрд. руб. (ровно 100 млн. долларов в ценах 2014г)

      — операционные средства, в период конкурсного производства, не менее чем 600-1500 млн. руб.

      — нераспределенная прибыль в период 2011-2013гг не менее чем 500 млн. руб.

В результате, по консервативной оценке, размер похищенных с предприятия средств составляет не менее чем 4.4 млрд. руб.

С момента введения «заказного» наблюдения и до момента окончания конкурсного производства в 25.12.2017г., можно наблюдать второй акт трагедии некогда мощного горно-обогатительного комбината. Забегая вперед, следует упомянуть, что объем требований конкурсных кредиторов третьей очереди, в процедуре банкротства, составил 4.1 млрд. руб. Размер же удовлетворенных требований третьей очереди составил… всего 99 млн. руб.

После введения наблюдения, для Виктора Морозова, принципиально ничего не изменилось. Предприятие продолжало работать, фактически выполняя заказы в интересах сторонних организаций под контролем ОПС. Деньги не приходили в конкурсную массу, а инфраструктура эксплуатировалась “на убой”, без каких-либо амортизационных отчислений. Все предыдущие долги были заморожены, предприятие платило только текущие платежи. В течение трех лет конкурсного производства ЗАО «ПО Шолоховское»  вело производственную деятельность по “давальческой схеме”, а получаемые от нее средства уходили на счета подконтрольных Морозову предприятий. Смысл данного мероприятия – сырье передается под обработку или производство продукции на предприятие, но конечный результат принадлежит владельцу сырья. Само предприятие не получает ничего, кроме минимально возможной оплаты за использование производственных мощностей, в которые включается, преимущественно, нищенская зарплата персоналу и минимальные коммунальные платежи. Аналогичным случаем подобной схемы является передача всего производственного комплекса в аренду или “на хранение” дружественной группе юридических лиц. Боевая эксплуатация инфраструктуры, при этом, предполагается в наиболее активном режиме. Разумеется, никаких средств за использование ни кредиторы ни само предприятие не получают, а процесс ведется под активным прикрытием конкурсных управляющий – Андреем Михайловичем Реук (член НП «Ассоциация Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих») и далее Еленой Николаевной Быковской (член НП «Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа»), полностью подконтрольных Виктору Морозову. Все результаты производственной деятельности юридически принадлежат структурам Виктора Морозова.  Именно Андрей Реук и Елена Быковская, а также руководство их СРО, прикрывали действия Виктора Морозова в банкротстве ЗАО «ПО Шолоховское»  являясь пособниками в нанесении ущерба кредиторам в размере более 4 млрд. руб.

Учитывая схему контролируемого банкротства, Виктор Морозов заработал дважды. Первый раз – при хищении кредита ПАО Сбербанк в размере 3,6 млрд. руб. Второй раз он заработал в процессе процедуры банкротства. Для этого достаточно взять за точку отсчета выручку компании в период ее “расцвета” в 2004-2006гг, которая составляла 500-600 млн. руб. в год. Дальнейшее снижение выручки ЗАО «ПО Шолоховское» никак не связано с падением спроса на производственную деятельность компании. Оно связано только с переводом финансовых потоков на другие предприятия группы Морозова. Основные средства ЗАО «ПО Шолоховское» работали на износ все 13 лет существования компании. Именно 1,5 млрд. руб., по самым консервативным оценкам, и заработал Виктор Морозов в период 2014-2017гг (ориентировочно 25-30 млн. долларов). Это те деньги, которые должны были частично покрыть убытки ПАО Сбербанк, однако были расхищены также как и кредит в 3,8 млрд. руб.

Планируя операцию «сожжения» в 2013-2014 гг., Виктор Морозов действовал правильно. Достаточно «беззубый» закон о банкротстве 127-ФЗ предоставлял широкое поле деятельности для подобных мошенников. Схема “берем кредит – банкротим контору” вполне работала и на более масштабных предприятиях. Действительно, до 2016 сделать что-либо серьезное по защите прав кредиторов, особенно государственных банков, было достаточно сложно. Этим и пользовались различные бандитские группы на территории РФ. Однако все изменилось в конце 2016г., в то время как были внесены поправки 488-ФЗ  от 28.12.2016г, вступавшие в силу после 01.07.2017г.

В соответствие с изменениями Закона о банкротстве, после 01.07.2017г, и со ст. 61.10 вводится более четкое понятие контролирующего лица. Так, в соотв. с п.2.4., судом может быть признано контролирующим такое лицо, которое имело возможность определять действия должника иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом. Это основание не единственное, но все они описаны в ст. 61.10. Кроме того, контролирующим лицом, согласно п.5., Арбитражный суд может признать практически любое лицо, решения которого будут доказаны как обязательные для исполнения первыми лицами предприятия. Общий смысл ст. 61.10 заключается в следующем – ответственность несет реальный бенефициар предприятия, даже если он не занимал там никакого юридического поста. Основное – его поведение должно быть доказано. В общем смысле – именно это лицо осуществляло реальное управление предприятием. Оно же должно нести за это ответственность. Для выявления такого контролирующего лица предусмотрен вариант автоматического назначения им, согласно п. 4.1., по умолчанию всех должностных лиц предприятия – генерального директора, главного бухгалтера и т.п. Расчет строится на том, что если данные лица являются дропами, в обмен на смягчение своей участи или снятие обвинений они представят доказательства деятельности реального бенефициара, с целью его обвинения в привлечения к ответственности.

Именно в эту ловушку попал Виктор Морозов. Завершив конкурсное производство с «ручным» арбитражником, он совершенно не избавился от ответственности за совершенные преступления. Ведь согласно п.1. ст.61.11 Закона о банкротстве 127-ФЗ, если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника. Общий смысл ст.61.11 заключается в следующем – признанное судом контролирующее лицо должно самостоятельно доказать что убытки кредиторам были причинены по объективным причинам, и его действия были добросовестными. В случае если это не доказано – контролирующее лицо считается виновным в причиненных убытках и обязано их возместить. При этом, конечное контролирующее лицо не в состоянии избавиться от данных обязательств банкротством гражданина — согласно п.6 ст. 213.28 Закона о банкротстве 127-ФЗ.

По старым правилам «выдачи с Дона нет» — если банкротство завершилось, юридическое лицо освобождалось от обязательств и ликвидировалось решением суда, а его участники тоже были чисты перед законом. И так было долгое время – более четырнадцати лет. Предвидеть иного ни Морозов ни его ручные арбитражники не могли. Но 488-ФЗ  от 28.12.2016г «сбил» Морозова в момент, когда конкурсное производство на ЗАО «ПО Шолоховское» шло полным ходом. Поправки, вступившие в силу летом 2017 года полностью уничтожили усилия Виктора Морозова по банкротству ЗАО «ПО Шолоховское» и прикрытию хищения кредита ПАО Сбербанк. Теперь, по предприятиям, банкротство которых завершилось после 01.09.2017, применяются новые положения 127-ФЗ. Следовательно, в соответствии с п. 3 ст. 61.14 Закона о банкротстве 127-ФЗ, “правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.11 настоящего Федерального закона, после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, обладают …кредиторы, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов”. Проще говоря, в данном случае, все кредиторы, требования которых не были удовлетворены, могут подать заявление о привлечении всех контролирующих ЗАО ПО “Шолоховское” к субсидиарной ответственности. И ПАО Сбербанк обладает всеми возможностями для возврата кредита и привлечения Виктора Морозова к ответственности. Для Виктора Морозова данная ситуация будет «токсичной» еще более трех лет – вполне достаточный срок для государственного банка, чтобы собраться с силами и вернуть похищенные средства, по сути деньги налогоплательщиков – всех нас.