Полиция маскирует волокиту в деле Виктора Морозова

Мы уже рассказывали о том, как Виктор Морозов безнаказанно смог украсть дачу в Серебряном бору, которая принадлежит АО «Мосдачтрест». Еще в далеком 2014 году руководство компании обратилось в правоохранительные органы. Проведя доследственную проверку, следственное управление УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москве возбудило уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере). Но еще в 2015 году следствие потеряло свою «наступательность». Изучая документы, у нас сложилось ощущение, что следователи получили четкую команду «не надо искать» и, с тех пор, ее выполняют. За 4 года нет обвиняемых и следственных действий!

Теперь посмотрим как им это удается. Кстати, что надо делать, когда уголовное дело по «комитетской» статье 303 УК РФ («Фальсификация доказательств») вроде как надо расследовать, но «уважаемые люди» настойчиво просят это не делать? Для этого необходимо сделать несколько «правильных действий». Когда прокуратура указывает, что дело надо забрать в СКР и начать расследовать, то мы (СКР) милостиво принимаем материалы и дело долго-долго изучаем. После этого, когда жулик уже передал необходимые дензнаки, которые убеждают нас в том, что надо дело тормозить, мы «пинаем балду». Все указанное действие завершается тем, что мы пишем обращение в прокуратуру, откуда нам это все и свалилось, с просьбой «определить подследственность дела». Ну а там правильно «заряженные» люди быстро определяют это дело обратно «в ментовку». Дело сделано и полгода, а то и месяцев восемь тишины и спокойствия жуликам обеспечены (пока дело передали, пока приняли, пока пнули обратно).

Именно такие мысли накатывают, когда читаешь письма из надзорных и следственных органов по делу Виктора Морозова. Например, 15 июля 2016 года ажжж сам и.о. прокурора Северо-Западного административного округа г. Москвы пишет, что по УД №380612 принято решение изъять его из СЧ СУ УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москве и передать для дальнейшего расследования в СУ по СЗАО ГСУ СК России по г. Москве. Это случается 27го января еще 2016 года. В ГСУ СК, как и предполагаем, никто ничего не делал — просто выигрывали время (заодно раза два продлили дело). А потом 13.07.2016 г. дело поступило в прокуратуру округа «с постановлением об определении подследственности». Конечно, по результатам изучения оно снова отправилось в  СУ УВД по СЗАО ГУ МВД России по г. Москвы, где и было застопорено. Видимо, кто-то за это получает прекрасную ежемесячную «стипендию» за тишину и спокойствие. Поскольку дело прекратить нельзя, то есть просто останавливают, надеясь дотянуть до срока давности.

Когда удивленные таким делом адвокаты потерпевшей стороны, подбирают челюсть и формулируют все нецензурные выражения, какие у них только есть, на бумаге — они получают отписку из ГСУ СК России по г. Москвы. Знаете что там было в качестве отказа возбуждения дела по ст. 303 УК РФ? При том, что совершенно точно полицейским следствием установлено, что фальшивые документы в суд подавались — то есть состав 303й статьи есть. А вот как — «предоставление сфальсифицированных документов в суд может являться способом совершения мошенничества». А, значит, пусть пока полицейские это расследуют 🙂 Красиво вывернулись. Дополнительно добили они адвокатов тем, что якобы сообщая о несогласии с решениями, принятыми судьями, прокурорами и руководителями следственных органов, высказывая при этом «предположение о совершении ими должностного преступления, и ставят в связи с этим вопрос о привлечении их к уголовной ответственности, не сообщая конкретных данных о признаках преступления», не подлежат регистрации в КУСП. Красиво и очаровательно. То есть тот факт, что Быковников с Морозовым сдали поддельное решение в суд и на этом основании совершили новое преступление кроме подделки документов и мошенничеств, СКР не интересует. Мол это в составе дела о мошенничестве — пусть его «на земле» терзают. И это подписала О.Н. Куликова, и.о. руководителя управления процессуального контроля ГСУ СК России по г. Москвы. Высоко зашли «решалы», чтобы такую бумажку получить в 05.04.2017 г.

Кажется — все это дела давно минувших дней, уж за столько-то лет полицейские «следаки» должны докопаться до правды и найти мошенников, которые отжимают дачу «Мосдачтреста» в Серебряном Бору. Но нет — волокита, неоднократные приостановления уголовного дела за «не установлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности» и полное отсутствие каких-либо действий со стороны СУ по СЗАО ГСУ СК России по г. Москве. Такая позиция неудивительна, если почитать типовые отписки из Прокуратуры Северо-Западного округа г. Москвы. И это не смотря на то, что дело возбуждено еще в 2014м году! Оно давно уже превысило все разумные сроки расследования и, по идее, за каждое продление следаков должны «драть» все, включая надзорные органы, за отсутствие наступательности по делу и конкретную халатность и полную импотенцию при попытке найти преступников. Но, видимо, дело так хорошо маскируют в статистике, что Прокуратура Москвы о нем ничего, может быть, и не знает. А в Генеральную прокуратуру пишут «с земли» успокоительные реляции.

Так вот после прочтения письма от 09.11.2016 г., которое подписал Заместитель прокурора округа В.Р. Макаров становится понятно, что и в надзорном округе мошенников найти не торопятся. Чего стоят пассажи типа «ранее по выявленным нарушениям УПК РФ, в ходе предварительного расследования прокуратурой округа начальнику СЧ СУ УВД СЗАО г. Москвы вносились акты прокурорского реагирования, которые рассмотрены и удовлетворены». Ну если это так, кто наказан за волокиту? Может быть дело передано в СЧ СУ по г. Москве, чтобы показать окружным пинкертонам как надо искать? Может быть к делу приставлено усиленное оперативное сопровождение? Да ничуть не бывало — все ограничивается обычными ведомственными «бумажными войнами». Именно поэтому «правовая оценка действиям соответствующих лиц будет дана по окончании расследования», которое, как мы понимаем, усиленно оттягивается членами ОПС Морозова при деятельном содействии органов правоохраны.

Нет никакого смысла читать отписки из Прокуратуры Северо-Западного округа г. Москвы, чтобы понять, что для расследования этого мошенничества необходим деятельный начальственный «пинок» всем заинтересованным лицам властной вертикали.

Ну как может и.о. Первого заместителя прокурора округа К.В. Простаков писать потерпевшим на четвертый год после возбуждения уголовного дела, что «в настоящее время уголовное дело находится в производстве, расследование по делу не окончено, окончательное процессуальное решение не принято». Неужели товарищ прокурор не может прочитать внимательно статью 6.1. УПК РФ, где сказано, что «Уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок»? Неужели за 4 года никак невозможно установить виновных лиц в хищении имущества, которое совершено в особо крупном размере? Неужели невозможно довести до логического конца фактически завершенное расследование преступления с учетом собранных доказательств и передать дело в суд? Здесь всего лишь один эпизод, совершенно точный и очевидный, уже «обросший» всеми необходимыми экспертизами и фактами.

Или этому мешают совершенно конкретные должностные лица  в полиции и прокуратуре? Ну тогда это тоже дело СКР, поскольку ч.3 ст. 294 УК РФ предполагает серьезное наказание за вмешательство в деятельность следователя, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. А в качестве оперативного сопровождения этим делом уже пора заняться специалистам с Лубянки..