Хищения на Витязевской птицефабрике

В 2010 году ООО «Межтрансервис» (7723200935), предприятие контролируемое ОПС Морозова, становится собственником ООО «Витязевская птицефабрика» (ИНН 2301051002). Контроль над компанией получается им для санирования похищенных кредитных средств, постановки под контроль операционной деятельности и вывода средств по подложным основаниям.

Впоследствии ситуация, под бдительным руководством Виктора Морозова, начинает развиваться в двух плоскостях – «сжигание» бизнеса и банкротство предприятия.

Процесс «сжигания» – это распространенная практика на российском рынке. Типичная схема – получение контроля над производственным предприятием, создание демонстрационной отчетности путем ее фальсификации и получение невозвратного кредита на «экономически стабильно функционирующее предприятие» с помощью отката руководству коммерческого банка (часть – с государственным участием). Основание для подобных кредитов – чаще всего пополнение оборотных средств, «инвестиционная программа», закупка нового оборудования и т.д.  На условиях коррупционного сговора, крупный банк (Сбербанк, РСХБ или ВТБ, ВЭБ) выдает значительный кредит подобным предприятиям, чаще всего под залог значительно переоцененных основных средств и/или продукции. Кредит выдается на длительный период, что позволяет расхищать его в скрытом режиме. «Кураторство» выделения кредита может осуществлять государственный чиновник областного или федерального уровня. Для кредитов до 2 млрд. руб. – это уровень губернаторской группы. Для всех кредитов свыше данной суммы – уровень федерального правительства.

Предприятие принимает этот кредит и выводит его в распоряжение контролирующих лиц. В дальнейшем предприятие продолжает функционировать, но через 1-2 года перестает обслуживать кредит по «объективным экономическим основаниям» (эти деньги организации просто не достаются с самого начала) и, в дальнейшем, подвергается атаке со стороны банка. После того как должник перестает даже делать вид что платит по долгам, государственный банк-кредитор вынужден, по инструкции, демонстрировать активность. Как правило, региональные подразделения госбанков стремятся найти «инвестора» для реструктуризации указанного кредита и, в дальнейшем, банкротства – с целью полного, законного списания денежных средств со своего баланса и разблокировки резервов. Возврат таких кредитов не предполагается с самого начала (откат может составлять до 20-30% суммы кредита), а любые «инвесторы» нужны только с целью прикрытия указанной операции выдачи средств и далее ее купирования, ликвидации.

Именно по такой схеме ООО «Витязевская птицефабрика» было «сожжено», а контролирующие лица присвоили кредит РСХБ в 890 млн. руб., а также 90 млн. руб. от ПАО Сбербанк.

Все началось в 2009 году, когда Виктор Морозов начал привлечение кредита для финансирования «инвестиционной программы» ООО «Витязевская птицефабрика», находящейся в Анапском районе Краснодарского края, в селе Цибанобалка. Под эту программу привлекается кредит Россельхозбанк в размере 890 млн. руб. и вспомогательный кредит от ПАО Сбербанк на сумму 90 млн.руб. По сравнению с другим проектом Виктора Морозова — ЗАО «ПО Шолоховское», где группа Морозова похитила почти 4.4 млрд. руб. – в этом случае все сравнительно скромно. Но и делал это Виктор Морозов «для себя», без какого-либо участия «украинских партнеров». Кредиты  привлекались в течение двух лет, несколькими крупными платежами – что отражено на балансе ООО «Витязевская птицефабрика» за 2010, 2011 и 2012 года.

После зачисления кредитных средств на счет ООО «Витязевская птицефабрика» они тут же выводились Виктором Морозовым в «расходы», по сути — по фиктивным основаниям. До 2013 года ни один банк не интересовался судьбой кредитных средств. В тот же период происходит «вздувание» строки баланса «Прочие внеоборотные активы» — до 1.1 млрд. руб. на начало 2013 г. Кроме того дебиторская задолженность начинает колебаться вне допустимых (относительно выручки) значений – в районе 300 млн. руб., что составляет более 100% «легальной» выручки предприятия. Сама же выручка ООО «Витязевская птицефабрика» начинает падать, с 200 млн. руб. (скорее всего эти показатели были «нарисованы) в 2009 году до 40 млн. руб. по итогам 2013 года. Все очень напоминает историю с ЗАО «ПО Шолоховское». И не удивительно, схема была аналогичной.

При анализе баланса видно, что в период 2010-2011 годы «Витязевская птицефабрика»  имела выручку на уровне 150-170 млн. руб. в год. При этом, кредитная нагрузка предприятия начинает расти с 650 до 980 млн. руб. – явно фиксируется открытие кредитной линии. Закредитованность предприятия достигает 300%. Пропорционально идет рост расходной части и строки «Прочие внеоборотные активы» (это весьма сложная низколиквидная часть баланса имеет величину с 0 руб. в 2010г до 888 млн. руб. в 2011 и 1.193 млрд.руб. в 2013). В 2012 году кредитная нагрузка достигает 1.1 млрд. руб., в 2013 – 1.3 млрд. руб., по сути предоставление кредитных денег уже исчерпано в середине 2012 года.

На рубеже 2013 года становится понятно – платить ООО «Витязевская птицефабрика» не желает, свои кредитные обязательства обслуживать уже просто не в состоянии. И именно в этот момент начинается вторая плоскость подобного процесса – «зачистка», путем «управляемого» банкротства.

В течение 2010-2012 гг. все получаемые кредитные средства были выведены по фиктивным основаниям, ни рубля не было потрачено на производственные нужды или фиктивную «инвестиционную программу». Большая часть операционных средств также выкачивалась в интересах ОПС Морозова, а оставшиеся копейки шли на оплату персоналу и минимальные коммунальные платежи. Производственные площадки в Анапе и Староминском районе эксплуатировались «на убой».

Банкротство ООО «Витязевская птицефабрика»  – переход в наблюдение — происходит 19.02.2014г. Директором предприятия, все это время, является давний подчинённый Виктора Морозова — Нефедов Эдуард Викторович (решением суда по делу №А41-7113/2016 от 26.07.2016 указанное лицо – личный банкрот). Интересно, что инициатором процесса банкротства является ООО «Краснодарзернопродукт-Экспо», (ИНН 2310105350), весьма солидное предприятие с выручкой 2013 г. 13млрд. руб. и мощными кредитами от ПАО Сбербанк (доли единственного участника КЗП-Экспо под залогом у Сбербанк по 4м кредитным линиям). Очень вероятно, что этот процесс – отголосок войны между ПАО «Сбербанк» и АО «Россельхозбанк» за право установки арбитражного управляющего в процедуре наблюдения. Причем, сумма требований к «Витязевская птицефабрика»  составляла чуть больше 100 тыс. руб. После некоторой проволочки суд принял решение о введении наблюдения, куда и обрушилось ООО «Витязевская птицефабрика». Временный управляющий — Токарев Александр Александрович (ИНН 231102839458, СНИЛС №006-854-601-49), член НП СРО «СЕМТЭК». Существует обоснованное предположение, что вопреки решениям кредиторов – РСХБ И Сбербанк – арбитражный управляющий Александр Токарев выполнял руководящие указания Виктора Морозова, получая от него финансовое вознаграждение «черным налом». Эта процедура наблюдения протянется год, до марта 2015 года, когда будет введено конкурсное производство. В 2016 г. Виктору Морозову удается продвинуть уже полностью «своего» арбитражного управляющего и переломить ситуацию с «управляемым банкротством» — при смене процедур. В итоге, ООО «Витязевская птицефабрика» переходит к карманному арбитражнику Виктора Морозова – Пантелееву Александру Аркадьевичу (члену Ассоциации «Межрегиональная саморегулируемая организация арбитражных управляющих «Содействие»).

Хотя, следует признать — даже в течение наблюдения и, затем, конкурсного производства, которое продолжается до настоящего момента, для Виктора Морозова ничего, принципиально, не поменялось. Виктор Морозов продолжал производственную деятельность предприятия, оставляя все финансовые средства во внешних компаниях и, по накатанной схеме, эксплуатируя основные средства предприятия практически бесплатно. Несомненно, они были «сданы в аренду» или «на хранение» подконтрольным ОПС Морозова предприятиям, которые и осуществляли контроль финансового потока. Покрывал этот процесс, нанося существенный ущерб кредиторам – конкурсный управляющий Александр Пантелеев.

Общая стоимость имущества птицефабрики (производственные площадки в Анапе и Староминском районе) составила на момент банкротства всего 397,3 млн. руб. Движимое имущество фабрики (более 600 единиц — транспорт, оборудование для выращивания и переработки птицы) оценено в смешные 190 млн. руб., объекты недвижимости в Анапе (село Цибанобалка) — в 148 млн. руб., объекты в Староминском районе — в 58 млн. руб. Предприятию-банкроту принадлежали здания птичников, цеха по переработке птицы, склады, объекты коммунальной инфраструктуры (всего 159 зданий и сооружений), а также право на восемь земельных участков сельхозназначения (собственность и аренда) площадью около 40 га. Все вместе чуть больше 800 млн. руб. Однако – это мертвый груз, учитывая, что покупателя на такое имущество одним лотом, стараниями Виктора Морозова и арбитражного управляющего Александра Пантелеева, еще долго не найдется. Процедура будет тянуться еще несколько лет, позволяя Виктору Морозову осуществлять практически бесплатное пользование сельскохозяйственной инфраструктурой – и зарабатывать на этом не менее 400 млн. руб. в год. Впоследствии, с помощью контролируемых торгов, вполне вероятно, указанный актив будет выкуплен за 10-20% от своей стоимости.

Помимо украденного кредита РСХБ и ПАО Сбербанк, в общей сложности в 1 млрд. руб., Виктор Морозов осуществлял систематические хищения операционных средств. Процесс банкротства был начат им с целью более чем пятилетней отсрочки по исполнению обязательств. Такой механизм достаточно прост – берется подконтрольный арбитражник, который ставится на процедуру. Руководители территориальных банков коррумпируются. А производственный комплекс продолжает свою работу. В банкротстве бесконечно тянется история с поиском, оформлением, продажей имущества должника – платить еще как-бы и нечего. Не проводится никаких торгов имуществом (кроме демонстрационных попыток), текущие платежи погашаются нерегулярно. А компании Виктора Морозова активно работают на инфраструктуре ООО «Витязевская птицефабрика», пользуясь практически бесплатным персоналом, бесплатными производственными площадками, автотранспортом, машинами и оборудованием. Все бесплатно – уметь надо.

Но Александр Пантелеев умеет и его «работодатель» — Виктор Морозов тоже. За счет этого себестоимость произведенной продукции падает на 50-60%, выдавая Виктору Морозову рыночный продукт с дико низкими производственными затратами. Даже если он будет продавать результат своего «труда» с 50% скидкой – он все равно сохранит свою норму прибыли. А при продаже по рыночной цене уровень его прибыли вырастает на 200%, тут никаких наркотиков не надо.

За период 2010-2011 г. ООО «Витязевская птицефабрика»  имела выручку на уровне 150-170 млн. руб. в год. Вполне разумно допустить, что действительная выручка предприятия, сокрытая от ИФНС, составляла не менее 200-250 млн. руб. в год. Таким образом, за период 2010-2017гг, помимо 1 млрд. руб. кредитных средств, Виктор Морозов, мошенническим путем, похитил не менее 1.7 млрд. руб. операционных средств. При этом он нанес ущерб и кредиторам и государству, не говоря о персонале и множестве контрагентов которых Морозов «кидал» направо и налево. Кроме того, значительная часть недвижимости компании (здания и сооружения) была выведена из-под контроля предприятия на основании поддельной оценки и с согласия временного управляющего, который находился в периоде наблюдения. Суммарный денежный поток Виктора Морозова в проекте ООО «Витязевская птицефабрика»  составил не менее 2.7 млрд. руб. – по самым консервативным экспертным оценкам.

В настоящий момент Александр Пантелеев будет ратовать за продление процедуры конкурсного производства. Подкупленные Виктором Морозовым представители кредиторов из коммерческих банков не будут возражать – во внутренних докладах в Москву они ссылаются на «сложное дело», бедственное положение предприятия и Краснодарского края в целом, проблемы с торгами и тяжелую экономическую ситуацию по стране. За счет этого, Виктор Морозов получит возможность еще около года, безнаказанно действовать на имуществе ООО «Витязевская птицефабрика», что принесет ему еще не менее 400 млн. руб.

Однако, его дальнейшие действия несколько отличаются от предполагаемых им ранее, при начале процесса «сжигания» ООО «Витязевская птицефабрика». Весьма неудачный закон о банкротстве 127-ФЗ, до 2016 г. не предполагал серьезных мер к «заказным» банкротствам. Там мог применяться только Уголовный кодекс (например, ст. 159 УК РФ «Мошенничество»), но сам 127-ФЗ был откровенно слабоват. Все изменилось в конце 2016 г., в то время как были внесены поправки 488-ФЗ  от 28.12.2016г, вступавшие в силу после 01.07.2017 г.

Теперь в самом Законе о банкротстве 127-ФЗ содержится интересная Глава III.2, которая называется «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». Общий смысл содержащихся там уточнений предельно прост – реальные бенефициары предприятия больше не смогут уйти от ответственности в деле о банкротстве. Это касается таких действий, следствием которых явилась невозможность удовлетворения всех требований кредиторов. Фактически, общество с ограниченной ответственностью, после 01.07.2017г стало обществом с неограниченной ответственностью, когда неудовлетворенные требования кредиторов будут переноситься на контролирующих лиц и на все принадлежащие им активы. Коррумпированные Виктором Морозовым руководители региональных филиалов РСХБ и ПАО Сбербанк не вечны, и будут достаточно скоро сменены. А новая команда не захочет иметь ничего общего ни с предшественниками, ни с Виктором Морозовым. И именно тогда в действие будут приведены статьи Главы III.2 Закона о банкротстве.

В ловушку новых изменений 127-ФЗ и попал Виктор Морозов вначале 2017г. Ни он, ни его карманные арбитражники, ни коррумпированные руководители региональных банков, предвидеть такое положение дел не могли. Привлечение Виктора Морозова к субсидиарной ответственности – вопрос времени. А там, возможно, и уголовное дело появится – по уже знакомой ч.4. ст.159 УК РФ «Мошенничество». Даже завершение конкурсной процедуры не является препятствием для этого, еще в течение трех лет после финального акта арбитражного суда. Ну а судьба всех членов организованного преступного сообщества Виктора Морозова также незавидна, каждый из них, включая и арбитражного управляющего Александра Пантелеева, руководство его СРО Ассоциация МСРО «Содействие» не сможет уйти от ответа. Однако, в рамках гражданского или уже уголовного производства это будет произведено – решать московскому руководству кредиторов и правоохранительным органам.